Лилия Рах — личность, хорошо знакомая тем, кто воспринимает моду как искусство, как образ жизни. Высококлассный байер, тонко чувствующий веяния моды и времени, обладающий глубинными знаниями рынка, развитой интуицией — неслучайно ее имя было опубликовано в авторитетном интернет-издании Business of Fashion в числе 500 самых влиятельных людей, формирующих индустрию моды. О ней постоянно пишут и говорят — разное, порой противоречивое, но даже в таком противостоянии вне подозрения остается мнение: Лилия Рах — «икона стиля», главная леди fashion-business Казахстана. Действительно, эта «светская львица» поражает своими контрастами, не придумывает себе красочной биографии, не скрывает своих ошибок и открыто говорит о своих достижениях.

 


Текст РАЯ АББАСОВА

 

Наш разговор с Лилей состоялся в период проведения в Баку Azerbaijan Fashion Week 2017. В событиях этого яркого праздника моды наша героиня приняла участие не только в качестве почетного гостя: вдохновленная атмосферой большого праздника моды и оригинальным сценарием показа коллекции «Анна Каренина» модного дома Libas Couture, она продефилировала в изысканном черном платье, покорив многочисленную аудиторию своей чувственностью, грациозностью, ярким артистическим талантом. За короткое мгновение ей удалось на эмоциональном уровне воссоздать накал трагических страстей развязки бессмертного романа Л.Толстого.  Свои впечатления от знакомства со столицей Азербайджана Лиля выразила коротким: «Фантастика!» И дальше: «Признаюсь, не могу найти аналогов Баку! Как объяснить эту невиданную красоту! Быть может только тем, что мы живем в XXI веке».

Лиля, вы, конечно же, неоднократно рассказывали о том, как пришли в мир моды. И все же: кому вы благодарны за указанный путь в профессию, или, сместим акцент, кто виновен в вашем выборе? 

С моей стороны, может быть только благодарность и, прежде всего, моей маме — удивительной женщине с красивым именем Маргарита. Мама обладала свободным от примитивных канонов художественным вкусом, утонченным чувством цвета, «золотыми» руками, и это притом, что имела всего два класса образования. Помнится, сшила она нам с сестрой белые шубки, украсив их большими пуговицами — получилось очень красиво! Когда я пошла в первый класс, мама пошила мне пальто из зеленой ткани в горчичную крапинку, а карман сделала в виде кленового листа… А ведь она не смотрела модных журналов. Да и откуда им было взяться в Песчанке — в деревне Семипалатинской области Казахстана (наша семья попала в этот регион в связи с депортацией немцев в период Великой Отечественной войны), где я родилась и выросла?.. Девочки-сельчанки называли меня «мымра городская». Было обидно. Плакала. А позже поняла: как же это хорошо, если ты «не под одну гребенку», когда в тебе есть индивидуальность. Такой была моя мама, и это же ценное качество она старалась воспитать в своих детях, которых, кстати, растила одна. Вы похожи на маму? Я, скорее, микс мамы и отца, поляка по национальности. Но… Как-то моя подруга рассказала, что была свидетельницей поразившей ее сцены: мне было плохо, и она, находясь рядом, услышала, как я губами кричала: «Мама, помоги мне!» Это был крик изнутри, не слышный для окружающих… крик о помощи, обращенный к самому дорогому человеку… После ухода мамы взглянула на себя и все: мне уже «полтинник», и я могу сказать, что становлюсь похожей на нее. Порой закрываю глаза и вижу себя в нашем деревенском доме рядом с мамой… И как же вам все-таки удалось вырваться из сельской местности и начать новую жизнь в мире моды? Вы говорите «вырваться»? У меня не было такой цели, хотя в нашем доме был установлен немецкий (мы с сестрой называли его «фашистским») режим. В частности, каждую пятницу генеральная уборка, которой занималась я сама. Знаете, наверное, мне это даже нравилось, потому что после уборки я чувствовала себя по-особенному комфортно, получала удовольствие от идеальной чистоты. Я и сейчас испытываю огромное наслаждение от порядка во всем, с той лишь разницей, что убираю уже не сама — на это просто нет времени. А «новая жизнь», как вы изволили заметить, началась у меня с поступления в институт. Насколько я знаю, вы окончили физический факультет. Физиков в поэзии порой сравнивают с лириками, но не настолько же, чтобы уйти совсем в другую область, да еще в мир моды! В школе говорили, что у меня склонности к техническим наукам. Педагог по математике советовал поступать на математический факультет, а педагог по физике утверждал: «Хочешь, чтобы тебе легче жилось? Иди в физику!» Вот я и поступила в Семипалатинский государственный педагогический институт на физический факультет. Вела активную общественную работу, была секретарем комсомольского бюро факультета, организовывала политбеседы, агитбригады. Заниматься модой, открывать бутики — таких мыслей и намерений у меня не было. Хотя страсть к «шмоткам» меня не оставляла: переехав в город, я и здесь умудрялась отличаться от окружающей молодежи, хотя тоже носила джинсы, блузки, «платформу». Но тянуло меня к «маминому сундуку». Вышедшие из моды крепдешин, креп-жоржет, будоражили мое воображение: кое-что перешивала и, шокируя новоявленных «модниц», создавала свой гардероб, многое из которого сегодня с легкостью вписывалось бы в винтажный стиль. И, тем не менее, после института… Нет, нет. После института я продолжала заниматься комсомольской работой, причем по зову сердца, а не из каких-либо других побуждений. Для меня большой профессиональной школой и школой жизни стали два года работы методистом по профориентации в Управлении профтехобразования. По роду службы мне приходилось выступать с докладами, вести беседы по специальным вопросам, ко мне с отчетами приходили взрослые люди, находящиеся на руководящей должности — я постоянно чувствовала большую ответственность. Поддержка старшего, опытного наставника была просто необходима! И я благодарна Гюльшаре Омаровне Баталовой, научившей меня не показывать своих колебаний, «прятать» проблемы, и, что немаловажно, говорить «нет». Но началась «перестройка», заставившая задуматься, как жить дальше. Как восприняли новые веяния «перестроечного» времени? Многие были не готовы к такой «встряске» — сколько людей потерялось в этом времени, не смогли найти себя в новых отношениях! А мне нравилась обретенная свобода, которую я встретила с радостью. Но сегодня, признаюсь, скучаю по тому времени, когда нами двигали идеи, цели, на смену которым так ничего и не пришло. Перемены переменами, а в делах все шло своим чередом. Со временем открыла в Талды-Кургане свой первый магазин — небольшой подвальчик, привлекающий внимание необычным товаром, нашла людей, которые ездили в Польшу и Турцию с коммерческими целями. У них поначалу приобретала все самое лучшее из привезенного. Спустя некоторое время открыла кулинарию, к работе в которой привлекла кондитеров, изготавливающих необыкновенные пирожки, сладости (в том числе, «Наполеон», «Графские развалины» и другие) — и все по старым рецептам. Спрос был настолько активным, что мы начали готовить блюда для ужина. И снова успех. Появились постоянные клиенты, слава о нашей кулинарии распространялась быстрыми темпами. Мне неоднократно рассказывали, что многие детишки давали слово хорошо заниматься, если им купят пирожное из «Боки» (моего сына зовут Антон, но между собой мы его называем Бокой — отсюда и название нашей кулинарии). Но работать было совсем непросто: приходилось противо- стоять напору мнений, в частности, поваров, что, «все должно быть дешевле». Я же твердо стояла на своих позициях: легкие деньги не продолжительны. Честность перед собой и перед другими — таково мое кредо.

Давайте поговорим, о вашем успехе в мире высокой моды.

Что ж… Подвальчик, о котором я говорила ранее, обретал все большую популярность. Начала закупать товар сама. Спустя какое-то время в очень крутом офисе открыла магазин побольше. Ассортимент уже не ограничивался только женской одеждой. Свой выбор в нашем магазине могли теперь сделать и мужчины. А дальше, как говорится, больше: появился бутик в Алматы — такое начинание получило свое успешное результативное продолжение.

Вы и сегодня сами выбираете ассортимент для разросшейся сети ваших бутиков?

Раз взялась за дело, значит, не могу подводить людей, которые надеются на меня, не хочу их разочаровывать. В данном случае меньше всего хотелось бы изменять традициям. А кто занимается финансовыми делами вашего бизнеса? Я сама.

Можно ли расценивать ваш ответ, как реакцию на обман, с которым вы сталкивались в бизнесе?

Вполне. Скажу вам, что больнее всего было узнавать, что в обмане замешаны те, кого ты искренне любишь и уважаешь. Хотя, с другой стороны, на плохом ведь тоже учишься! Человеческую природу не изменишь. Но я все равно продолжаю верить в добро — хороших людей куда больше!

 

 

Вы строги с персоналом?

Скорее, пластична, но от принципов не отступаю. И это совсем не сумасбродство. Если понять идею и цель моей жизни, то легко принять мои требования, которые вполне приемлемы: дисциплина и ответственность — это самое главное. На днях услышала краем уха сказанное обо мне: «Вы за нее не переживайте! Она — солдат, сделает все наилучшим образом!» Признаюсь, мне нравится быть солдатом (с улыбкой). Неужели, о «генеральстве» не мечтаете, хотя, в некотором смысле, в своей профессиональной области вы уже давно занимаете высокую позицию… Во мне генерал «просыпается», если кто-то в моем окружении нарушит нормы. Вот тогда держись! Для меня важно дружить со своей командой, со своими детьми и, конечно же, чувствовать к себе столь же внимательное отношение с их стороны. Мама, прекрасно зная мой характер, советовала: «Скажите Лиле, что она делает все хорошо, и она звезду достанет с неба!» Какова ваша главная установка как руководителя? «Не смейте говорить клиенту «нет» — такое недопустимо», — это и есть, пожалуй, главный принцип нашей работы. Если, предположим, надо сделать переделку к 12:00, значит именно в это время все должно быть готово, чтобы не клиент ждал заказа, а наоборот. У меня всегда все по часам на контроле. Поверьте, выход можно найти из любого положения. Для этого и нужна команда — круговая порука в нашем деле оправдывает себя. Знатоки утверждают, что вам удалось создать собственный, узнаваемый стиль во всех проявлениях вашей деятельности. Нас узнают, и это радует. Мы стремимся к самому высокому уровню сервиса. Порой придумываю в воображении какие-то сложные образы, например, необычный цвет упаковочного материала (бумаги, лент). Интересно, что, когда видят что-то нестандартное, сразу же отмечают: «Почерк Робертовны!» или «Без Лили здесь не обошлось!» Помните знаменитое «кадры решают все»? Действительно, кадры решают очень многое. Наша команда собрана из людей различных вероисповеданий, интернациональна по своему составу, возрастной диапазон ее членов самый широкий — от 20 лет и до запенсионного возраста.

Лиля, а сами вы верующий человек?

Да, раз в году, несмотря ни на что, точно знаю, что должна побывать в святых местах. Совсем недавно вернулась из Иерусалима, где общалась с отцом Александром из русской миссии. Это образованный, высокоинтеллигентный священнослужитель. В течение трех дней совершала паломничество по монастырям и церквям, укрепилась в вере. О чем просите Всевышнего? До определенного возраста просила работу. Теперь, когда стала больше общаться с людьми, служащими Богу, поняла, что надо благодарить Господа, просить о прощении за все согрешения и молить за близких, за мир на Земле.

Ваши дети — какие они?

Старший сын — мое долгожданное счастье. Антон окончил Бостонский университет, он финансист, ему 27 лет. Я им горжусь! Антон именно тот человек, с которым можно перенести тяжелые жизненные испытания; он никогда не предаст и не бросит своих. Я ему полностью доверяю, но мы довольно часто спорим, отстаивая каждый свою точку зрения. Антон обаятельный, очаровывает собеседника. По натуре он — «белоснежная рубашка». Сейчас объясню: некогда к нам в Песчанку на заработки приезжали грузины. Днем они работали, не покладая рук, а вечером чистенькие, в черных костюмах и белоснежных рубашках шли в кино. Уже в более старшем возрасте у меня сложился определенный образ, ассоциативно связанный с теми грузинами: самые сексуальные мужчины — в белоснежных рубашках. А младшей дочери Дусе (Даяне) 13 лет. Она творческая натура: рисует, поет, танцует, сочиняет комиксы, но не показывает их, держит в секрете. Дуся в чем-то напоминает меня. Признаюсь, я, конечно же, передозирую порой своих детей модой, но и это от большой к ним любви. Они — мое счастье!

В вашей сети бутиков представлены десятки известных мировых брендов одежды, обуви и аксессуаров, в том числе: Dior, Oscar de la Renta, Marc Jacobs, Prada, Alexander McQueen, TOD’s, Gianfranco Ferre, Valentino, Roberto Cavalli, Missoni, Chloe, Ralph Rucci и многие другие. О ваших деловых контактах можно говорить бесконечно, но не затронуть тему Sauvage просто невозможно. Как все начиналось? И почему Sauvage?

В 2004 году мы открыли в Алматы магазин Sauvage; не побоюсь сказать, первый большой магазин модной одежды. На тот момент мы начали уже сотрудничать, как вы отметили, со многими именитыми брендами. Что касается названия Sauvage, то оно было подсказано одним из моих российских коллег во время нашего пребывания в парижском доме Dior. Я раздумывала, как назвать свой бутик, который вот-вот должен был открыться, и вдруг услышала обращенные в мой адрес слова: «Ты совершенно дикая для этой среды!». Сказал и тут же поинтересовался: «А как перевести на французский или английский «дикость»? И французы перевели: Sauvage. Вот и все. Sauvage исполнилось уже 13 лет. Презентация была роскошной. Придумали сценарий, который разворачивался в трех залах: «Золотом зале», олицетворяющим Азию, «Черном» – Африку и «Серебряном» – Европу. Был выстроен живой коридор факельщиков, на которых были надеты кейпы, белые перчатки. 1200 кремовых роз длиной в 1,2 метра с 10 утра расставляли 37 специалистов-дизайнеров из Европы. Серебряный зал красили вручную – то, что я хотела, получилось лишь с десятого раза. Бедный художник в конце концов не выдержал и выдал в сердцах: «И денег не надо. Да пошли вы с вашей Рах!» Но в результате все получилось, как надо. А какая статуэтка с зонтиком изо льда стояла в «Черном» зале! Даже не спрашивайте, во сколько она мне обошлась! Но главное — труды не пропали даром. Бутик оправдывает все наши усилия и ожидания. Здесь все модно, красиво, изысканно. Смело могу сказать: Sauvage – это стиль жизни.

Лиля, вы достигли многого, но не думаю, чтобы такой человек, как вы, мог спокойно почивать на лаврах. Что вы ждете от жизни?

У меня все есть. Мне хорошо. Хотелось бы, чтобы как можно больше людей смогли бы ощущать себя аналогично. Бог мне дарил по жизни хороших учителей и достойное окружение. Вот и наша беседа с вами шла совсем необычным для меня путем. Обычно – все о моде, бизнесе. Поверьте, я еще никому и никогда не рассказывала о том, что сегодня поведала вам. Наконец-то смогла во всеуслышание рассказать о дорогих моему сердцу людях и воспоминаниях. Возвращаясь к вашему вопросу, скажу без преувеличения: я работаю для людей, и высшей наградой для себя считаю людскую признательность и любовь. Это и было бы моим тихим счастьем. Большего мне не надо.